40 лет Ассоциации Наследия Деревянных Каноэ (WCHA): каноэ очень инстаграмны

Автор статьи: Ian Merringer

В тени белой палатки на стуле сидит человек и пропускает ротанговое волокно сквозь отверстия деревянной рамы будущего сиденья для каноэ.

Рядом с ним другой мужчина склонился к деревянному верстаку, в котором зажат кусок дерева. С каждым проходом рубанка доска становится всё более похожа на весло. У его ног скопилось уже достаточно стружки, что свидетельствует о его умелых руках. Повсюду во дворе стоят деревянные остовы каноэ, готовые к тому, чтобы их планки проклепали к рёбрам, натянули холсты и прикрепили фальшборты.


История и WCHA

Такая сцена могла бы иметь место в 1895 году, если бы не яркое шестиэтажное здание 21-го века вдали – колледж Питера Гзовского на территории Университета Трента в Питерборо, Канада.

Петерборо Каноэ Компани начала строить деревянно-тканные каноэ в этом городе в 1892 году. И хотя культовый производитель обанкротился почти 60 лет назад, именно здесь Ассоциация наследия деревянных каноэ (WCHA) провела свой ежегодный слёт в июле 2018 года.


WCHA – американская организация, занимающаяся реставрацией старых деревянных каноэ и их дальнейшим использованием. Более 200 из её 1435 членов приехали на ежегодное мероприятие, проводимое в Канаде впервые с 90-х годов. Большинство участников родом из Соединенных Штатов, многие из которых живут очень далеко – во Флориде, Колорадо и Техасе.

В этом году WCHA исполняется 40 лет. Несмотря на медленно сокращающееся количество его участников, эти люди настоящие фанаты — они любят все о деревянных каноэ: грести на них, строить их, восстанавливать и, конечно, говорить о них.

Уже довольно долго я отдаю дань уважения классическому стилю деревянно-тканных каноэ. Тем не менее, я виновен и в том, что думаю о них больше как об очаровательном этапе на пути эволюции каноэ.


Чтобы развеять сомнения, что времена деревянно-тканных каноэ не пройдут никогда, члены ассоциации WCHA ежегодно собираются, чтобы опровергнуть это. На каждом мастер-классе, демонстрации, презентации и обсуждении одна тема просматривается так же ясно, как волокна красного кедра – абсолютная стойкость этой конструкции и высокое эволюционное развитие материалов. И, несмотря на богатую историю дизайна из их форм, они никогда не станут всего лишь музейными экспонатами.

Ассамблея 2018 в Питтерборо

Когда я приехал в пятницу, на третий день пятидневного мероприятия, Ежегодная Ассамблея уже шла полным ходом. Под жарким июльским солнцем дюжина рядов каноэ стояли прямо на поляне засохшей травы в клубе гребли Питерборо. Владельцы оставили их здесь, чтобы завтра насладиться утренней прогулкой вниз по реке Отонаби через знаменитые подъемники Питерборо.


Богатый янтарный оттенок помутневшего блестящего лака выдаёт в большинстве лодок их возраст и должный уход. Одно каноэ имеет имя Tiger Ray, красиво расписанное на его бортах; на другом установлен небольшой флагшток с флагом на корме. Однако большинство из лодок, похоже, выставлены напоказ без всяких дополнительных украшений так как хозяева полагают, что оригинальная эстетика их каноэ не нуждается в улучшении.

Алекс Комбс из Stewart River Boatworks

Одно каноэ стоит в стороне от остальных. Дерево на нём светлое, свежее, а его отделка настолько гладкая и блестящяя, что выглядит нерукотворной. Это, конечно, было бы обидным замечанием для Алекса Комбса, человека, который в своей мастерской по пять раз отшлифовал, покрасил и покрыл лаком корпус лодки, чтобы отделка стала такой гладкой.

Комбс относит себя к лагерю строителей и реставраторов деревянных каноэ «Ум – твой собственный бизнес»

Достаточно небольшого комплимента, чтобы подтолкнуть Комбса к разговору о его лодке. Он позволил себе не использовать традиционный холст для покрытия корпуса. Вместо того, чтобы натягивать холст поверх обшивки, он использовал Dacron – полиэфирную ткань, иногда используемую в качестве парусной ткани.

Что касается грунтовки, смеси смол и прочих компонентов, пропитывающих дакрон и делающих каноэ водонепроницаемым: «Я бы сказал, что это секрет», – смущенно отвечает Комбс. Каноэ, которую он спокойно поднимает сам, чтобы положить на рейлинги своего авто, весит всего 52 фунта (25 кг), что на 10 фунтов меньше аналогичного деревянно-тканного каноэ.

В связи с этим, Комбс относит себя к лагерю строителей и реставраторов деревянных каноэ «Ум-твой-собственный-бизнес», которые разработали то, что они считают секретными рецептами лучших ингредиентов покрытия.


Профессионально развиваясь с 1979 года, Комбс является одним из первых членов ассоциации. Таким образом, у него есть хорошее представление о размахе 40-летней истории WCHA.

«Когда каноэ из алюминия и стекловолокна появились на рынке, они почти смели деревянно-тканные каноэ и те стали реликвиями», – говорит Комбс, указывая на линию лодок на траве, многие из которых старше меня. «Организация и люди в ней отыскали эти старые лодки. Как и я, они чувствовали страсть к их оживлению и возвращению к жизни».

Комбс говорит, что на изготовление нового каноэ из его магазина Stewart River Boatworks в Миннесоте уходит около 130 часов работы, не считая времени высыхания поверхностей – лак, краска, эпоксид. Но также признаёт, что в-основном это не строительство новых каноэ, а реставрация старых середины 20-го века. Но времени на отдых нет совсем.

Есть разница даже в звучании. Когда кладёшь весло в деревянное каноэ, оно просто звучит и чувствуется правильно

«Когда дело доходит до выбора материала, кажется, что дерево, как самый очевидный выбор, должно быть предпочтительным для изготовления каноэ», – добавляет Комбс. «Дерево герметизирует воздух. Оно плавучее. Металл и стекловолокно так не могут».

В другом лагере находятся те, кто не так озабочены поиском идеальных пропорций, времени высыхания и тд, но тоже очень хотят подробно рассказать о каноинге. По сути, объединение этих людей через кипящие веб-форумы WCHA, информационный бюллетень раз в два месяца, журнал «Wooden Canoe» и подобные события – вот что такое ассоциация.

Мастер-классы. Каждый – учитель

Пэм Ведд, известная кано-мастер из Парри-Саунда, Онтарио, перевернула корпус на козлах, и около 20 наблюдателей толкались, вежливо, но настойчиво, ради свободного места. Мастер-класс был заявлен как демонстрация натяжки холста на корпус, возможно, самый важный шаг в любой новой сборке или реставрации.


Тем не менее, шла некоторая дискуссия о том, достаточно ли гладкий корпус для этого следующего шага. Несколько орлиных глаз в группе видят «здесь» торчащую головку гвоздя, а «там» на планке приподнят край.

«Всё постоянно меняется», – говорит Пэм. «Влажность сегодня отличается от недели назад, когда я её построила. Давайте не суетиться», – объясняет мне Пэм.

Как только полотно холста разворачивается и укладывается поверх почти идеально гладкого корпуса, возникают вопросы о материалах, методах и инструментах. Пэм редко получает возможность ответить, прежде чем кто-то из группы даст совет исходя из своего опыта в домашней мастерской.

Теперь, когда я на пенсии, пытаюсь оживить 1950-е. Тогда время шло медленнее. Когда я еду в машине, стараюсь ехать по просёлочным дорогам. То же самое и с каноэ.

Полотно натягивается и опускается на каноэ с помощью шкивной лебедки за носом и кормой (Да, есть и такой метод). Две пары волонтёров с плиерами и степлерами начинают прикреплять холст к корпусу в местах, где потом будут прикреплены фальшборты.

«Я бы использовал гвозди», – задумчиво говорит Рой Нунелли. Я спросил его, отдаёт ли он предпочтение медным гвоздям из-за того, что они крепят полотно лучше, чем скобы, или просто из-за традиции. Он говорит, что и то и другое, но признаёт, что как техасец может быть приверженцем традиционных способов. «Моим первым каноэ было деревянно-тканное.Теперь, когда я на пенсии, пытаюсь оживить 1950-е. Тогда время шло медленнее. Когда я еду в машине, стараюсь ехать по просёлочным дорогам. То же самое и с каноэ..»

Рестовраторы и их истории

Рой восстановил уже шесть каноэ, осталось ещё три. Он с городостью делится: «Я могу сказать своим, что не хочу сегодня ничего делать по дому, лучше я пойду поработаю над своим каноэ». Потом идёт в мастерскую и берётся за ручные инструменты, без которых, кстати, каноэ построить нереально.

Я спрашиваю, считает ли он, что корпус был достаточно гладким для холста? Рой объясняет мне, что слой холста легко скрывает множество недостатков, и делится секретом, что в том месте, где от удара молотка случайно остаются вмятины можно пройтись утюгом, благодаря чему дерево распарится и примет изначальную форму.

Крэйг Джонсон, стоящий рядом, наклоняется, чтобы вежливо поучаствовать в истории Роя. «Мне когда-то приходилось пользоваться для этого паяльной лампой», – говорит он.

Несмотря на то, что эти каноэ теперь доведены до совершенства кропотливой работой, большинство из них появилось как массовое фабричное изделие. Сейчас они выглядят как произведения искусства, но история их происхождения намного проще. На фабрике шлифование могло производиться не вручную, а двумя мужчинами, которые катали каноэ взад-вперед по огромной шлифовальной ленте во всю длинну каноэ.

По его словам, такого рода агрессивное шлифование на фабриках эры 1960-х оставляло головки гвоздей слегка торчащими. Для канойщика же всё, что хоть немного выступает над деревянным корпусом способно создать проблемы.

«Из-за выступающих гвоздей я не смогу гордиться качеством лакокрасочного покрытия», – объясняет Джонсон. «А повторное проклёпывание гвоздей оставляет вмятины от молотка».

Реставратору необходимо убрать эти вмятины. Они делают это, пропаривая древесину до тех пор, пока она не раздуется обратно до плоского состояния. Но Джонсон не мог пропарить древесину, потому что она была покрыта льняным маслом, закрывая поры. Вот почему в ход пошла паяльная лампа.

«Я бежал к берегу с каноэ над головой, потому что не мог удержаться — так мне хотелось увидеть, как она будет прекрасна на воде»

С некоторым трепетом Джонсон стал обжигать 50-летнюю кедровую древесину паяльной лампой. Это процесс, о котором он писал в статье под названием «Когда же я научусь останавливаться тогда, когда всё уже достаточно хорошо» в февральском выпуске 2018 года журнала «Деревянное каноэ».

Несмотря на пугающее название статьи, ему удалось сжечь масло и не более того. Хотя это была грязная работа, после этого он смог переклепать все выпирающие головки гвоздей, отпарить вмятины и отшлифовать весь корпус, потеряв лишь 1/32 дюйма толщины корпуса. (добавлю от себя – ювелирная работа, респект!)

Джонсон – бывший краснодеревщик и маляр из Огайо. Он унаследовал свое первое деревянное каноэ от своего отца, увлекавшегося туризмом. Восстановив его, он взял лодку для небольшой прогулки по пруду.

«Я бежал к берегу с каноэ над головой, потому что не мог удержаться — так мне хотелось увидеть, как она будет прекрасна на воде», – смеется он. Тогда он и начал коллекционировать. Паяльная лампа довела его коллекцию до 17 штук.

Когда его спрашивают, предпочитает ли он работать с ними или грести на них, он дает вдумчивый ответ. «Вот для чего у нас есть и зима и лето. Я люблю эту работу, но подхожу к тому моменту, что просто хочу какаться на них ещё и ещё».

Крейг планирует соло-поход поздним летом в провинциальном парке Онтарио с 14-футовым Питерборо-каноэ на восемь дней. Он был там раньше – один раз в старом каноэ своего отца и один раз в 17-футовой кевларовой модели. По его словам современный материал смазал весь опыт. «Поэтому я собираюсь вернуться, и на этот раз это касается меня и лодки», – говорит он.

Обоюдная привлекательность мастерства и самих каноэ являются сильными сторонами WCHA, именно с их помощью ассоциация может расчитывать на пополнение новыми членами. Но даже с такими козырями организация сталкивается с серъёзными испытаниями.


Руководство WCHA о перспективах

Энни Берк – исполнительный директор ассоциации и казначей ждёт возле аудитории университета назначенного времени, когда совет директоров соберется на встречу. В возрасте средних лет, она представляет молодое крыло организации.

«У нас более 1400 членов, но когда-то нас было 2100», – говорит она. Без сомнения, организация извлекла выгоду из ностальгии, но и ностальгия может быть чувствительной ко времени.


«Наше поколение выросло тогда, когда эти каноэ были повсеместны», – говорит она. Когда в 1979 году была основана ассоциация, времена расцвета деревянно-тканных каноэ всё ещё были в памяти многих. Но это поколение движется к своему финалу.

«Молодые люди не вступают в клубы, как раньше. Они находят единомышленников в Интернет, не присоединяясь и не тратя $40 в год на членство в WCHA», – говорит Берк. Но она собирается противостоять разрушительному эффекту технологий самой технологией. «Наша следующая задача – быть более активными в Facebook и Instagram», – говорит она. «Как говорят мне дочери, наши лодки очень Инстаграмны».


«Если я займусь её реставрацией, то она окажется на воде»

Однако не все изделия достойны славы в Instagram. На лужайке перед бесшумным аукционным столом стоит каноэ, которое видало и лучшие времена. Скорее всего, даже многие десятилетия. Это не классический дизайн ребер и планок, а нечто похожее на чёлн, с низкой линией борта, без малейшего намека на сексуальные формы, как у других каноэ. Быстрый осмотр показывает семь отверстий в корпусе и сломанный фальшборт.

Флойд Рейд заинтересован. Он говорит, что у него дома в Северной Каролине есть каноэ и похуже, и уже видит в этой вещи интересный проект.

Каноэ на продажу для реставрации

Я спрашиваю, есть ли у него хорошо оборудованная мастерская. Он отвечает, что восстанавливает поезда. Я принимаю и его и его мастерскую – Музей транспорта Северной Каролины — как достаточно квалифицированных.

На вопрос станет ли это каноэ музейным экспонатом или он на самом деле собирается в ней грести, он ответил – «Если я займусь её реставрацией, то она окажется на воде».

Вывод – будущее есть!

Внезапно для меня, каноэ уже не выглядят такими дряхлыми. Что-то в том, как Рейд продолжает смотреть на это, говорит мне, потому что у этих людей есть особый дух. У их лодок не только длинное прошлое – прошлое служебных лодок, гоночных каноэ на регатах, лодок путешественников, охотников и рыбаков – но есть и будущее.

Наверное, лучше всего это видение подытожил Дейв Алгуир, член Гильдии строителей деревянных каноэ, который работал над каноэ, на котором сгнила верхняя часть каждого ребра, и он собирался заменить все их концы. «К пластиковой лодке ничего не прицепится. Но на деревянном каноэ нет частей, которые нельзя заменить»

Просто для ознакомления, есть 3-х минутное видео об аналогичном ивенте в 2014 году. Хорошая у них там движуха, скажу я вам.

Огромный респект за написанную статью Ian Merringer, фото взяты с разных источников. Оригинал статьи на английском читайте здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top